For best experience please turn on javascript and use a modern browser!

Февральская встреча киноклуба Голландского института была посвящена фильму Йоса Стеллинга «Рембрандт: портрет 1669» (1977). По итогам обсуждения фильма и творческого метода выдающегося нидерландского режиссёра современности, ведущая клуба, киновед Анастасия Житинская подготовила статью о том, как кинематограф способен осмыслять живописное наследие нидерландских художников и как разные виды искусств обогащают друг друга.

Цель киноклуба — «открывать» и популяризировать нидерландский кинематограф, знакомить участников клуба с интересными и важными фильмами, которые часто проходят мимо зрителя и широкого проката в кинотеатрах. Йоса Стеллинга, конечно, нельзя назвать неизвестным автором, напротив, он достоин звания живого классика. Нельзя назвать неизвестным и художника Рембрандта ван Рейна, особенно в Санкт-Петербурге, где в Эрмитаже собрана богатая коллекция работ мастера. Тем не менее, для многих наших зрителей фильм Йоса Стеллинга стал неожиданностью, поэтому мне показалось важным продублировать рассказ о кинокартине ещё и в статье.

Фильм «Рембрандт: портрет 1669» представляет для нас интерес не только потому, что он — нидерландский, но во многом потому, что в нём предпринята попытка не просто дать биографию художника, но и передать его творческий метод средствами кинематографа. 

На творческой встрече режиссёра со зрителями, проходившей в 2015 году в Санкт-Петербурге, Йос Стеллинг рассказывал о своей любви к величайшему нидерландскому живописцу. Он говорил, что его с детства привлекал Рембрандт. «Мне нравилось рисовать, бесконечно рисовать и копировать работы художника. Когда мне было девять, в Амстердаме проходила огромная всемирная выставка, посвященная 350-летию Рембрандта, и она меня впечатлила на всю жизнь. Я мало тогда ещё понимал в живописи, но меня завораживала реакция людей на картины, их эмоции и выражения лиц, когда они рассматривают картины. Возможно, из-за этого я и стал заниматься кинематографом: чтобы быть свидетелем зрительских эмоций».

Для Стеллинга и многих других нидерландцев XVII век — важнейший период истории страны. Будущего кинорежиссёра с детства завораживало в картинах Рембрандта то, что свет и цвет становились важной драматической составляющей работ, а также способность художника выходить за рамки изображения. В своём фильме, вдохновлённом последним автопортретом Рембрандта, Йос Стеллинг старательно воссоздавал атмосферу XVII века и «копировал» художественный стиль мастера.

Подготовка к фильму заняла у режиссёра несколько лет и была очень интенсивной. Для съёмок не было большого бюджета, но режиссёру хотелось быть в своей работе максимально достоверным: поэтому старательно подбиралась старинная одежда в стиле портретов Рембрандта и использовалась оригинальная голландская музыка XVII века. Детали в кадре тоже действительно «рембрандтовские»: их сверяли с официальным списком вещей, изъятых у художника судебными приставами. 

Сложнее всего было приблизиться к художественной манере Рембрандта, переложить её на язык кинематографа. Свет — сам по себе персонаж в живописи Рембрандта ван Рейна, поэтому для его соответствующей передачи на съемочной площадке освещение было настолько естественным, насколько это возможно. Мелкие детали подсвечивались свечами и фонариками; оператор снимал на максимально открытой диафрагме (фон становится более размытым, обычно используется для портретной съёмки). Для некоторых сцен использовалась старая потрескавшаяся линза для получения эффекта растрескавшегося лака. 

Кинокартина «Рембрандт: портрет 1669», безусловно, биографическая, но образ художника в ней собирательный. Фильм не восхваляет великого мастера, напротив, обращает особое внимание на его «тёмную» сторону. Важным мотивом также становятся ограничения, с которыми Рембрандт постоянно сталкивался. Фигура художника, представленная Стеллингом, будет симпатична только тому, кто готов отречься от всего мирского ради искусства: от любви, денег, заботы, дома. Игнорируя реальность, Рембрандт становится свидетелем смертей своих родных (жены Саскии, сына Титуса), хладнокровно наблюдает и усугубляет страдания Гертье Диркс. В немногословной картине можно лишь услышать мольбы о понимании, обращённые к Рембрандту его близких людей, и оглашения судебных приговоров о долгах и прочих необходимых выплатах, отнимающих у художника последние деньги. К концу жизни Рембрандт начинает терять зрение, что отражается на его живописной манере, но и раньше он зорко смотрел только в самого себя и искусство.

Есть и другие фильмы о Рембрандте ван Рейне, в некоторых их них режиссёры тоже копируют работы художника, но не пытаются воссоздать его стиль и атмосферу времени. Журналисты спрашивали Йоса Стеллинга о его отношении к некоторым из них: фильм «Рембрандт» (1936) Александра Корды нидерландский режиссёр счёл излишне повествовательным, что не близко Стеллингу как кинохудожнику, который чаще всего работает с образами и метафорами. Кинократину Питера Гринуэя «Ночной дозор» (2007) Йос Стеллинг тоже не нашёл для себя интересной и называл «интеллектуальной игрой». «На мой взгляд, кинематограф — это язык души, который должен стремиться затронуть сердце, а не мозг», — считает режиссёр фильма «Рембрандт: портрет 1669».

Фильмы, которые режиссирует Йос Стеллинг, можно отнести к сегменту авторского и малобюджетного кинематографа. Аскетичность, эстетичность, личное отношение к работе, минимум диалогов между разобщенными персонажами и говорящее само за себя изображение — те слова, которыми можно объединить очень разные картины Стеллинга. Поэтому он говорил, что во время съёмок фильма «Рембрандт стал частью моей семьи». Более того, «мои близкие люди очень мне тогда помогли своими знаниями, творческой чуткостью и терпением»: члены его семьи тоже были задействованы в работе. Его мама играет роль матери Рембрандта из-за их действительного сходства, а брат Франс, который сам художник, появляется в кадре в эпизодах о молодом Рембрандте. Друг Стеллинга, Тон де Кофф, торговец произведениями искусства, играет художника в зрелые годы. 

Каждый из фильмов Йоса Стеллинга достоин большего числа зрителей и отдельного обсуждения в киноклубе, не только с позиций визуальности. Возможно, мы проведём показы других его работ и по итогам появится чуть больше статей на русском языке о творчестве самобытного нидерландского кинохудожника.

 

Анастасия Житинская, 2020